Евгений Киселев (doctor_notes) wrote,
Евгений Киселев
doctor_notes

Category:

Научный совет

В середине 80-х дело было.
Пришел ко мне в середине недели друг, обсуждать планы и составы экипажей для похода то ли на Памир, то ли на Тянь-Шань, сейчас не помню уже.
Ну и слово за слово, часов в шесть утра внезапно обнаружили, что допиваем уже третью бутылку водки, а планы как-то покрываются туманной пеленой и речь становится очень красочной, темпераментной, но неразборчивой.

В 6:30 мне нужно уже выходить из дома и ехать к метро Беляево, где ждёт автобус, отвозящий нас в Троицк.
Там располагался (а может, и сейчас располагается) филиал Курчатника, где я работал в качестве прикомандированного от ЦКБ "Алмаз".
Меня расклад не особо пугал, потому что друг уже свернулся калачиком и похрапывал, а у меня особых дел (т.н. "пусков") на сегодня не планировалось и я мог прекрасно выспаться в своей комнатушке на работе.
Поначалу всё так и шло, но в 9:00 зазвонил телефон.

Звонил начальник отдела, Владимир Варнавьевич (sic) Морозов.

- Женя. - сказал Владимир Варнавьевич.
- Через 15 минут на второй проходной будет машина (мой мозг с трудом успевал выхватывать слова из телефонной трубки), в 10:30 заседание научного совета по твоему докладу.

На всякий случай я сказал "угу", ибо более сложные слова мне не очень удавались.
И пошел на вторую проходную.

Тут отступление.
То, что было громко названо "докладом", представляло из себя листок термобумаги и пару страниц вычислений.
Была там довольно любопытная проблема измерения пространственной когерентности пучка мегаваттного непрерывного лазера, с которой уже несколько лет сражались.
Ни охлаждаемых мембранных дифракционных решеток, ни тепловизоров у нас еще тогда в арсенале не было.
Я придумал, как померить эту штуку за один пятисекундный пуск с помощью устройства под названием "гильотина", чутка подправленного интерферометра Юнга и уже упомянутой термобумаги.

На свою голову придумал - размышлял я, едучи по двухполосной МКАД, которую в те долужковские времена называли "дорогой смерти", на заседание научного совета ЦКБ "Алмаз".
Водитель косился на меня, удивлённый парализующим выхлопом и звуками, которые я время от времени издавал в попытках понять, слушается ли меня речевой аппарат, или по-прежнему существует независимо от мозга.

Как оказалось, пространственная когерентность пучка (определяющая его расходимость) интересовала очень и очень многих сильных мира сего.
Начиная от академика Бункина, который сидел в первом ряду.

Я напрягся и утвердил себя буквально с пары попыток на неком возвышении, после чего начал свою речь.

Комбинация алкоголя и адреналина подтолкнула меня к единственно верному решению.

Коллеги! - начал я, остановив взгляд на академике.
Сегодня ночью мне не удалось поспать, потому что мы выпивали с другом.
Если бы я знал об этом заседании, мы бы отложили встречу, но я о нём не знал.
Прошу отнестись снисходительно (мема "понять и простить" тогда еще, к сожалению, не было).

Итак.

Модифицированный интерферометр Юнга, представляющий из себя медную пластину с двумя отфрезерованными под углом щелями шириной 0.1 мм...

На следующий день меня повысили до "ведущего инженера" и прилично добавили зарплату.
Tags: Мемуары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments