Евгений Киселев (doctor_notes) wrote,
Евгений Киселев
doctor_notes

Category:

Зачем столько вселенных?

Раньше физики верили в бога.
У них спрашивали: почему Земля вокруг Солнца крутится?
Они отвечали: дурацкий вопрос, вообще-то. Так бог придумал.
А потом - раз! - и перестали верить в бога.
Из-за Ньютона в основном, который сам-то еще как верил.
==========================================================================
И вот один то ли писатель, то ли физик, то ли астроном написал книжку про астрономию.

И принес ее Наполеону, похвастаться.
А Наполеон спрашивает: слушай, Лаплас (его Лапласом звали). А где у тебя бог-то, в твоей книжке?
Лаплас говорит, с достоинством: а я в этом мракобесии не нуждаюсь, у меня и без бога всё отлично работает. Звёзды висят, планеты крутятся, вот формулы.

Тогда Наполеон спрашивает: а как ты без бога объяснишь, почему нам так с планетой повезло? Смотри: крутится ровно на нужном расстоянии, чтобы климат был подходящий. Причем почти по кругу, а не по эллипсу какому-нибудь. Луна, опять же: прецессию оси не допускает, вращение стабилизирует. Юпитер почти все кометы и астероиды высосал, как пылесосом. Солнце у нас очень подходящего спектрального класса. Почему мы с тобой сейчас в Париже разговариваем, а не на Плутоне каком-нибудь?

Лаплас ему отвечает: ты, Наполеон, сам подумай. Планета у нас, конечно, очень годная. И климат, и Луна, и Юпитер, и магнитное поле, и много чего еще. Но ведь планет этих - как гуталина на гуталиновой фабрике. У одного Солнца почти десяток, а в галактике этих солнц - за сотню миллиардов, и галактик в поле зрения тоже за сотню миллиардов. И это я еще молчу, что там за космологическим горизонтом еще миллиарды раз по столько же. Если их триллионы, этих планет, то хоть на каких-то должен быть курорт? Раз мы здесь с тобой разговариваем - значит, эта планета для нас и выпала в космической лотерее. На Меркурии, небось, не очень-то поговорили бы. Назову эту годную мысль так: антропный принцип. Раз уж мы здесь, значит, все условия для этого совпали. Не могли не совпасть. Иначе некому было бы разговаривать.

А Наполеон тогда говорит: ты, Лаплас, хитрый, но дурак. С планетами ты здорово выкрутился, их и правда много. Но вселенная-то одна. И в ней, в этой вселенной, таких совпадений тоже навалом. Чуть тронь гравитационную постоянную - звезды или не зажгутся, или погаснут сразу. С сильным взаимодействием та же фигня. Постоянную тонкой структуры слегка поменяй - молекул не будет.  А если бы протон на полпроцента тяжелее был, так и атомов бы не было никаких. Неоднородность распределения вещества во вселенной чуть сдвинь - либо галактик не будет, либо в черную дыру всё свалится. Еще перечислять?

Лаплас говорит: упс. Действительно, странно. Назову это проблемой тонкой настройки.
И ушел грустный.
=======================================================================

А потом, в 1953г, еще такая история случилась.
Один писатель, астроном по совместительству, Фред Хойл, размышлял откуда всё взялось. В смысле, разные атомы. Вначале-то только водород был, поменьше гелия и совсем немножко лития. Это другой писатель, физик по совместительству, Джордж Гамов, уже выяснил, когда Биг Банг придумал. А углерод откуда взялся? Или, скажем, натрий.
Тогда Хойл сообразил: в звёздах же. И стал считать. То есть складывать ядра из нуклонов.

Бериллий с бором у него легко получились, а вот углерод никак. Его надо из трех гелиев складывать, но для этого они должны все втроем одновременно столкнуться. Посчитал вероятность - не получается. Тогда он решил углерод из бериллия-8 сделать. Прилепить к нему гелий-4, получится как раз углерод-12. Опять не выходит: бериллий-8 долго не живет, сразу разваливается. Не успевает к нему гелий прилепиться. Тогда Хойл говорит: здэсь должен быть подземный ход у углерода должен быть подходящий резонанс, 7.65МэВ. Тогда гелий успеет прилепиться, пока берилий не распался. Взял отпуск и поехал в Америку к Фаулеру (Фаулер экспериментатор был), чтобы тот проверил. Потому что писатель своими руками может только писать, а проверить ничего не может.

Хойл спрашивает Фаулера: слушай, Фаулер, у углерода есть резонанс на 7.65 МэВ?
Фаулер говорит: нету, мы уже смотрели в нашей лаборатории.
Хойл говорит: должен быть, вы его про... пустили как-то.
Фаулер говорит: ты, Хойл, псих. Откуда ты знаешь? Резонанс сложных ядер никто посчитать не может, и через 50 лет на суперкомпьютерах не смогут, если только еще потом, когда квантовые сделают. У нас и теории-то нет подходящей, хромодинамику не придумали еще.
Хойл говорит: ты, Фаулер, из чего сделан? Из углерода. Частично. Раз ты есть, то и углерод есть. А если углерод есть, то и резонанс на 7.65МэВ должен быть. Иначе нас бы тут не было. Логично?
Фаулер говорит: Хойл, ты точно псих. Ладно, проверю, а то я тебя опасаюсь уже.
И десять дней проверял.
А потом говорит: ну, Хойл, ты колдун. И правда, есть резонанс. Ровно 7.65МэВ.
А Хойл говорит: антропный принцип же. Раз мы существуем, то и резонанс должен быть точно в нужном месте. Я же говорил. И поднял вверх указательный палец.
=======================================================================

Тогда стало понятно: либо бог этот резонанс на 7.65МэВ в нужном месте поместил, либо вселенных много, а мы в такой вселенной живем, в которой звезды есть. И углерод в них образуется. А в других вселенных, где либо звезд нет, либо резонанс не в том месте, нас нету. И в них, в этих вселенных, некому об этом разговаривать. В общем, со вселенными, как с планетой подходящей: если их сто тыщ триллионов, то где-нибудь да повезёт.


Материал на yandex.zen
Tags: провокация, физика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments